О СЕБЕ

Главная > О себе
Евгений Кобылянский
Автобиография
"Сегодня, я бескомпромиссно вкладываю все свои знания и умения в продукт, который произвожу."
Первое знакомство с миром музыки
Я родился 2 ноября 1964 в городе Киеве. Любовь к музыке передалась мне по наследству: мой папа – хороший певец, мама была очень музыкальным человеком. В раннем детстве мой папа, выходя на прогулку, клал в коляску маленький радиоприемник. Именно из этой, непонятной мне коробочки, всегда доносилась приятная мелодичная музыка: опера Верди, оперетта. Так с пеленок, я окунулся в загадочный и манящий меня мир – мир музыки. Но однажды я поступил нехорошо. Когда мне исполнился год, я дотянулся ручонками до радиоприемника. Как любому нормальному активному ребенку, мне все было очень интересно. В одно мгновение, я выбросил приемник из коляски. Папа долго собирал его и склеивал.
Пластмассовый ящик с крышкой
Многодетная семья. Послевоенные годы. Пианино – было мечтой всех, но его не за что было купить и негде поставить в коммуналке, где я родился и вырос. Зато в доме был проигрыватель с пластинками. Они звучали с хрипом и свистом, но этот пластмассовый ящик с крышкой был для меня настоящим чудом. Когда папа ставил грампластинки, я начинал мурлыкать. Один раз, папа услышал, что мурлыкаю я в точном соответствии с тем, что звучит. Я находил мелодичную фактуру и точно ее повторял. С этого момента началось мое развитие. В 3 года я устраивал домашние дискотеки. Когда у нас дома собирались гости, и просили включить музыку, я безошибочно находил из множества пластинок нужную и ставил необходимые песни. А для усиления эффекта – вставал на табуреточку и начинал петь.
Зверь, который позволил себя погладить
В 4 года дедушка повел меня на прослушивание к своему другу – скрипачу из оперного театра. Сначала меня попросили спеть. В то время, я не понимал половину слов из арий, но всегда пел, как слышал. Вот и в этот раз, я все сделал как артист: залез на стул и исполнил серьезную взрослую арию. Тогда мне предложили поиграть. Дедушкин друг достал с полки скрипку, приложил ее мне к плечу, положил руку на гриф. Я провел смычком по струне. В эту секунду, маленькое существо, лежащее у меня на плече, издало звук, который подходил только для подавления либидо у солдат красной армии. Я состроил такую гримасу, что желание учить меня игре на скрипке у всех отпало. Пока дед и его друг скрипач думали, что же делать со мной дальше, я отправился погулять за кулисы театра. Дальше я обнаружил то, что заинтересовало меня на всю мою жизнь. Там стоял рояль. Он был пыльный. На нем лежали тряпки, книги, стояли подсвечники. Было темно и так пахло нафталином. Недолго думая, я открыл крышку и всеми десятью пальцами нажал на клавиши. Он так задребезжал. У меня было ощущение как в сказках: как будто это дракон или хищник. Это был зверь, который позволил себя погладить. Я нажал еще раз, погрузился в клавиши и почувствовал что-то очень родное. Я почувствовал, что это будет со мной навсегда. Это друг, который меня никогда в жизни не предаст. Я вернулся к деду и сказал, что нашел! – Мы уже слышали… – сказал дедушка. Все воодушевились и решили, что мальчика надо отдать на пианино.
Кудрявый дистрофан с горящими глазами
Спустя некоторое время папа получил новую квартиру, на самой окраине города, а меня отдали в музыкальную школу. Но переезд оказался затратным и заветное пианино не купили. Дорога в музыкальную школу занимала полтора часа в одну сторону. Поездки были изматывающие. Я много болел и был дохлятиной, кудрявым дистрофаном с горящими глазами. В центре Киева был магазин «Ноты». Папе удалось договориться с хозяином, что по вечерам, пока уборщица моет полы, я могу там заниматься. Это была идиллия, которая длилась недолго. Пожив в этой квартире несколько лет, появилась возможность переехать ближе к центру города.
Пианино
Когда наша семья переехала в новую квартиру, случилось великое событие – в доме появилось пианино «Украина». Я увлекался выжиганием, и первое, что хотел сделать, – это выгравировать на музыкальном инструменте надпись «смерть соседям». Я играл утром, днем, ночью, сутки напролет. Здоровье улучшилось. Я сам ездил в музыкальную школу, занимался спортом. В школе я быстро развивался. Все кроме меня ненавидели сольфеджио, музыку. А мне нравилось. У меня были навыки к точным наукам и мне это помогало. Музыкальные диктанты я записывал сходу, пока преподаватель играл произведение. Это было волшебно. Я и сейчас этим пользуюсь. Когда я слышу какую-то музыкальную тему, которая мне нравится, я беру клочок бумаги и пишу ноты.
Пятая соната Бетховена
Преподаватель позволял мне вольности. Что-то навязывать мне не получалось. Если я не хотел играть какое-то произведение, то аргументировано объяснял почему. Я запоминал все на слух, тщательно скрывал, что импровизирую и зачастую не успевал детально изучать ноты. Вольность в выборе репертуара спровоцировала то, что должно было произойти. Шестой класс музыкальной школы. На экзамене я играл пятую сонату Бетховена и в медленной части я полностью забыл, что дальше играть. Но неожиданно мне в голову пришла мелодия, я ее сыграл в стиле Бетховена, а потом вспомнил продолжении и доиграл до конца.

В зале была двоякая реакция: родители и ученики мне хлопали, а педагоги сидели бледные и не знали, как себя вести. Они не могли не аплодировать за мое художество и не знали, как отругать. После окончания выступления мой педагог попросил меня подождать в коридоре. Среди преподавателей развернулась беседа: – Что он себе позволяет?! Это же Бетховен! – Позволяет непозволительное, но звучало хорошо. – Как он это сделал?

Я предложил сыграть еще раз. Я играл и объяснял стиль Бетховена. – Там где я запутался, у меня просто внутри зазвучало по-другому. Бетховен никогда не повторялся, он бы тоже так сыграл! – Откуда вы знаете? – А откуда я знал?.. Уже позже я нашел информацию о том, что все великие композиторы тоже играли импровизацию.
Выбор профессии
Я был гордостью музыкальной школы. В последние годы учебы пошел в музыкальный хор, играл серьезные произведения, выступал в филармонии, а позже даже исполнял что-то из своих импровизаций. Лет с 12-13 я начал увлекаться электроникой, которая звучала везде и вовсю. Я воспринимал звуки электрогитар, а потом начал находить в журналах и собирать схемы электроприборов, которые мы с другом вмонтировали в электроорган «Юность». До последнего момента никто не знал, на что я буду поступать. Думали, что я буду поступать в политех, так как мне легко давались и очень нравились точные науки: физика, математика. Но я ко всеобщему удивлению отнес документы в Киевское музыкальное училище им. Глиера, куда был зачислен сразу на второй курс. Уже в училище обнаружили, что я плохо работаю с нотами. Это был шок для всех. В то время, я уже начал писать аранжировки.
Москва
После окончания училища, и службы в армии, я переехал в Москву. Там я работал и развивался, как клавишник, инструменталист.

В начале 90-х, я уехал работать сначала в Германию, затем в Америку. Работая, как сессионный музыкант и звукорежиссер во многих известных студиях США, я сотрудничал с Joe Cocker, Ernestine Anderson, Cyndi Lauper, Billy Joel и одним из основателей «Pink Floyd» – Roger Waters. Спустя время, я вернулся в Москву, где случился проект с Гришей Лепсом. И я осел в Москве на десять лет, с 1995 по 2005. За это время я так же работал музыкальным продюсером у Тамары Гвердцители и Ольги Кормухиной. Как композитор и аранжировщик, работал с Аллой Пугачёвой, Филиппом Киркоровым, Валерием Леонтьевым, Лаймой Вайкуле, Ириной Аллегровой, Михаилом Шуфутинским и другими исполнителями. Как музыкант, играл в легендарной группе «Лига блюза» и инструментальном ансамбле «Экспресс».
Самые лучшие свои произведения я должен исполнить сам
Состоявшись как композитор, мультиинструменталист и музыкальный продюсер, я пришел к осознанию того, что самые лучшие свои произведения я хочу исполнить сам, сделать качественный и понятный проект, чтобы слушатели это приняли, поняли и полюбили. Для реализации этой цели я на время отдалился от шоу-бизнеса, отдалился, чтобы сделать себя другим. Я поменял многие музыкальные инструменты, сломал собственные стереотипы, сформировал свой тембр звучания и себя, как исполнителя.Так, включился тумблер: от привычного для меня левого края сцены я переместился в ее центр.

Сегодня, я бескомпромиссно вкладываю все свои знания и умения в продукт, который произвожу.
Банда
Раздел в разработке